суббота, 30 ноября 2013 г.

Курсы звукорежиссуры

Курсы звукорежиссуры, очень неплохие, предлагает Школа Телевидения Останкино (в ОИТиР). Если кому интересно научиться работать со звуком. Причем, Вас научат не только музыкальной звукорежиссуре, но и звукорежиссуре кино и телевидения. По окончании Вы получите диплом гос. образца РФ.

Преподаватели - настоящие профессионалы своего дела. Буквально за небольшое время, Вы сможете самостоятельно выполнять большинство задач, касающихся работы со звуком как в студии звукозаписи, так и у себя в домашней студии звукозаписи.

Всегда проще и эффективнее задавать вопросы лично профессионалам, чем искать вслепую решения и подсказки в сети Интернет, многие из которых не блещут конкретикой и порой не совсем верны. Выход - реально обучиться на серьезных курсах.

Эти Курсы Звукорежиссуры называются "Звукорежиссура кино и телевидения", однако, я повторю: Вы узнаете все - полный спектр звукорежиссуры, начиная с азов, с понимания процессов, заканчивая практическими занятиями на профессиональном студийном оборудовании.

Вы научитесь правильно записывать звук, будь то голос или музыкальный инструмент. Научитесь анализировать полученную запись, редактировать аудио файлы, правильно их обрабатывать. Также научитесь сводить сессии различных аудио проектов, разных жанров и стилей.

Вы узнаете все секреты работы с профессиональным студийным оборудованием и современным программным обеспечением, станете настоящим звукорежиссером и музыкальным продюсером.

Особое внимание будет уделено работе над звуком кино и телевидения (дубляж, озвучивание, оформление), как наиболее востребованного направления звуковой индустрии на сегодняшний день.

Добавлю лишь, что с Вами будут заниматься специалисты, озвучившие такие проекты как: Звездные Войны, Аватар - легенда об Аанге, Доктор Хаус, Губка Боб Квадратные штаны, iCarly, Дрейк и Джош, Ганибалл, Доктор Живаго и многое другое...

Подробности и условия обучения звукорежиссуре в Москве - по ссылкам выше. Не упустите свой шанс! :)


пятница, 6 сентября 2013 г.

Форум "Звукорежиссер" открыт!

Друзья! Форум "Звукорежиссер" вновь открыт!

Причина временного закрытия форума была в следующем:

"В последнее время участилась атака на форум "Звукорежиссер" спам-ботами. Было удалено более 180 000 спам-сообщений и забанено более 10 000 ботов и спамеров. Работа сделана, регистрация и общение на форуме вновь доступны. :)

Большая просьба к реальным участникам форума: если Вы обнаружили спам-сообщение и участника-спамера - проинформируйте, пожалуйста, об этом администрацию форума! Спасибо!"

Более того, добавлены новые ветки форума, касающиеся услуг студий звукозаписи в Москве, создана площадка под каталог данных организаций. 

И, что важно, создан раздел, так называемый "Черный список" студий звукозаписи и специалистов, которые не соответствуют заявленным требованиям, а подчас являются и просто мошенниками, несмотря на популярный статус в сети и обилие рекламы.

Добро пожаловать на форум "Звукорежиссер"!

Big Black Rat

суббота, 29 июня 2013 г.

Форум "Звукорежиссер"

Доброго здоровья, друзья!

Форум "Звукорежиссер" закрыт на техническое обслуживание. В ближайшее время будет доступен вновь. Прошу прощения за возможное неудобство. С уважением...

воскресенье, 13 января 2013 г.

Майкл Росс (Michael C. Ross)


111Майкл Росс (Michael C. Ross) – инженер звезд.

Майкл К. Росс (MichaelC. Ross) один из самых успешных инженеров Лос-Анджелеса. Он начал свою карьеру в середине 80-ых годов, в качестве помощника звукоинженера студии звукозаписи «Ocean Way». Как и многие инженеры, он, начав свою деятельность музыкантом, затем переключил все свое внимание на работу за пультом.
С образованием в области электронной инженерии, он быстро впитал основы новой профессии, поскольку он часто помогал многим весьма уважаемым именам звукозаписывающей индустрии в их работе. На сегодняшний день в послужном списке Росса значатся Кристина Агилера, Пуссикэт Доллс, Куин Латифа, Пинк, Мисси Эллиотт, Ванесса Кэрлтон, Джей Си Чейсез, Каунтинг Кроус, Мик Джаггер, Кейт Ричардс, Лит, Ри Кудер, Барри Уайт, Эрик Клэптон, Хэрби Хэнкок и Дикси Чикс, и еще многие другие.

Вопрос: Почему и как Вы решили стать звукоинженером?

Майкл: Я начал играть на барабанах, когда мне еще не было 12 лет. Когда мне исполнилось 18, я поехал в Лос-Анджелес репетировать с одной группой, исполняющей госпел (gospel – пер.), с которой я собирался поехать в концертный тур. Как раз, в это время, музыканты группы договорились о записи своего материала в студии. Мне представилась возможность присутствовать при этом действе. Я удобно устроился за спиной звукоинженера, который осуществлял процесс звукозаписи, и наблюдал каждое его действие, каждый шаг. В какой-то момент я осознал, что тоже должен попробовать сделать это!

Вопрос: Перед тем, как Вы начали работать ассистентом в «Ocean Way», было ли у Вас какое-либо специальное образование, пусть даже формальное?

Майкл: Я имел степень в области электронной инженерии и играл на барабанах в джазовом оркестре. Я всегда хотел понять, как работает оборудование. Смесь этих увлечений фактически помогла мне получить мою первую работу в студии, потому, что я, к примеру, запросто мог починить наушники. Я также посещал 10-недельный курс в калифорнийской студии. Это была отличная возможность для меня «набить руку» и поработать в настоящей студии.

Вопрос: Кого из инженеров, с которыми Вам довелось работать, Вы считаете своим наставником?

Майкл
: Мне очень повезло. Я имел возможность работать в качестве ассистента с некоторыми величайшими инженерами своего времени, такими, как Билл Шни, Аллен Сайдс, Тоби Фостер и Рик Пекконен. И каждого из них я считаю своим наставником.

Вопрос: В этот «цифровой» век, как аналоговая технология вписывается в Вашу работу?

Майкл: Я смешиваю технологии, использую аналог, когда бывает необходимость. Хороший полудюймовый 2-дорожечник (стерео сигнал с 2' ленты – пер.), мне кажется, всегда будет «забивать» лучший цифровой (сигнал – пер.). Бывает, что я использую однодюймовый 2-дорожечный аналог (стерео сигнал с 1' ленты – пер.), когда речь заходит о мастеринге. Но, это - уже редкий случай, когда я получаю для работы запись на аналоговой ленте. Я, конечно, предпочитаю работать с цифровым звуком, но аналоговый звук, несомненно, является настолько мощным, что его нельзя полностью игнорировать, просто так «сбрасывать со счетов».

Вопрос: В чем заключается секрет гениального микса?

Майкл: Узнайте, чего хочет клиент и предложите ему более качественную версию того, что ему хочется. Если что-то клиенту не понравится, то не имеет значения, насколько гениальным будет ваш микс.

Вопрос: Как Вы приспособились к необходимости сарраунд (surround) микширования?

Майкл: Я научился делать стерео и сарраунд микширование проекта одновременно, даже когда бюджет не учитывает их раздельную реализацию. Поэтому, когда я работаю над проектом, я сразу делаю так, что записанный материал в последующем можно будет смикшировать и в сарраунде. Я записываю параллельно столько источников сигнала, помимо основы, сколько может мне позволить оснащение и размеры студии. Таким образом, достигается естественная дополнительная глубина, в которую вы можете, как бы войти, звуки вас естественно окружают. И все это достигается без применения различных (искусственных — пер.) эффектов.

Вопрос: Какие студии звукозаписи являются для Вас любимыми и почему?

Майкл: «Ocean Way» по-прежнему моя любимая студия, моя любимая контрольная комната. Это просто удивительное помещение. Отмечу один уникальный момент – контрольная комната «ISO» (Международная Организация по Стандартизации), является почти столь же большой, как основная комната моей студии и звучит также великолепно. Помещение «D» студии «Ocean Way», является моей любимой комнатой для микширования. В ней сочетаются и старые, и новые технологии. Еще мне нравится работать в «Village Recorder». Я всегда получаю там отличный звук, и персонал студии заставляет меня чувствовать себя, как дома.

Вопрос: Есть ли у Вас любимые микрофоны?

Майкл: Я всегда любил старые классические ламповые микрофоны. Недавно я купил новый микрофон Telefunken Ela M251, который мне очень нравится. Он великолепно передает звучание и очень надежен. Я не боюсь уронить его и не волнуюсь, что с ним что-то случится, потому что он действительно сделан на совесть. Мне также нравятся Royer 121 и 122, это — ленточные микрофоны. Они отлично передают звучание и удивительно хорошо воспринимают различную динамику.

Вопрос: Вы открыли для себя какие нибудь действительно полезные инструменты звукозаписи?

Майкл: Я использую много плагинов (plugin – пер.) в Pro Tools, которые мне нравятся. Например, McDSP Analog Channel (имитатор аналогового магнитофона и усилителя, моделирующий перегрузку — пер.). Он позволяет «накачивать» аудио материал, делает звучание действительно «жирным».

Вопрос: Что Вы слушаете, когда ездите по городу на машине?

Майкл: Разное. От спутниковых радиоканалов до различных компакт-дисков. В моем автомобиле, в данный момент, есть Кейн Вест, Колдплэй, Битлз «Let It Be»... И несколько демо-дисков независимых музыкальных проектов.

Вопрос: Первая музыка, которую Вы услышали и которая отложилась в памяти?

Майкл: Я думаю, что это была песня Битлз «Help!».

Вопрос: Чему Вы научились у продюсера Рона Фэйра?

Майкл: Я многому научился у Рона. Я узнал, как получить максимальную отдачу от артиста, каким образом и в какой момент работы нужно повлиять на музыкантов и артистов, чтобы они смогли выдать тебе что-нибудь дополнительно, помимо основы. То самое, что вызывает в вас особенные чувства, когда вы слушаете готовый материал. То, что создает невидимую связь между артистом и слушателем.

Вопрос: Кто из музыкантов являлся для Вас кумиром, когда Вы начинали?

Майкл: Битлз, Элтон Джон, Фил Коллинз.

Вопрос: А кого Вы уважаете и кем восхищаетесь сегодня?

Майкл: Ариф Мардин — он сделал очень много замечательных записей в разных стилях на протяжении многих лет. Мне нравится, что он не замыкается на каком-то одном музыкальном жанре — он связан с настоящей большой музыкой.

Вопрос: Есть ли кто-либо в мире, кого бы Вы хотели записать?

Майкл: Джон Брион. Он — великий музыкальный продюсер. На его счету огромное количество отличной джазовой музыки, а также музыка к фильмам и замечательные поп-записи.

Вопрос: Самая главная черта Вашего характера, как звукоинженера?

Майкл: Способность создавать для артистов комфортные условия, в которых они могут творить свое волшебство.

Вопрос: Кем бы Вы хотели остаться в истории?

Майкл: Тем, кто мог извлекать максимальную пользу из талантливых людей.

Вопрос: Какие интересные и деловые советы Вы могли бы дать?

Майкл: Музыканты и артисты обязательно должны поручить кому-либо вести их коммерческие дела. Таким образом, вы сможете по-настоящему сконцентрироваться на творчестве, что поможет вам достичь больших успехов в музыке. Однако, вы, и ваш менеджер, должны всегда очень внимательно читать свои контракты.

Вопрос: Расскажите о самом нелепом случае, который произошел с Вами в студии звукозаписи?

Майкл: Это настройка барабанной установки для записи, которую я видел, работая в «Ocean Way». Нет, нет, это была не моя сессия — так случилось, что я наблюдал за работой одного артиста в соседней студии, через зал от меня. Там занимались нарезкой основных дорожек. Никогда в своей жизни я не видел такое количество микрофонов на одной ударной установке, включая микрофоны с обеих сторон бас-барабана, а также сверху и снизу хай-хэта. Каждый из микрофонов был заведен в отдельный канал и записывался на свою дорожку, за исключением того, что микрофоны, установленные в верхней и нижней части томов, были объединены, и их фаза, понятно, не была перевернута.
(При записи, например, «пластика» барабана или диффузора гитарного «комбика», микрофоны иногда устанавливаются с двух сторон источника колебаний: снаружи и изнутри, чтобы получить максимальную отдачу по динамике, при этом, один из микрофонов, традиционно внутренний, записывает противофазный сигнал. Затем эти противофазные сигналы суммируются на микшере. — пер.).

Вопрос: Кто из артистов, с которыми Вы работали, является самым удивительным?

Майкл: Кристина Агилера. Она — удивительная певица с огромным потенциалом. Ее ждет прекрасное будущее.

Вопрос: Что делает продюсера действительно великим?

Майкл: Способность видеть глазами артиста, способность получать от него или нее гораздо большее, чем кто-либо и когда-либо. Способность найти ту самую недостающую часть, которая поможет им выделиться среди прочих и сделает их действительно великими и незабываемыми артистами.

Майкл:
Изучайте теорию музыки, читайте документацию, изучайте мастер-записи, сделанные с помощью новейших цифровых технологий и вы приобретете знания, и понимание, как все устроено, как сделать лучше. Сейчас настало очень захватывающее время в музыкальной индустрии. Некоторые вещи меняются в беспрецедентном темпе и никогда еще не было лучшего времени, чтобы быть независимым артистом. Хорошие записи могут быть сделаны за меньшее количество денег, чем когда-либо, и вы можете теперь сделать качественную запись даже у себя в спальне.

Вопрос: Ваши советы новичкам для удачного старта в индустрии звукозаписи?
Майкл: Если мэйджор-лэйбл заключит с вами контракт, то он окажет вам больше поддержки, чем когда-либо. Я могу микшировать записи в моей студии. Эти файлы могут быть отправлены мне через мой веб-сайт, на мой FTP. Я загружаю их, микширую, сохраняю в MP3 и отправляю клиенту в любое место, где бы он ни был, для их одобрения. Далее, я могу закачать окончательный микс на мой веб-сайт, чтобы клиент мог скачать его, находясь где угодно. Это потрясающе!

12 октября 2006 г.
По материалам журнала «MixBuss» ©
Перевод: Big Black Rat

Брюс Сведен (Bruce Swedien)

 
222“Оглядываясь на 25 лет назад: Интервью Брюса Сведена (Bruce Swedien). Четверть века с крупнейшими продюсерами”.

Произнося: «25 лет создавая музыку», говоря о Брюсе Сведене, мы имеем ввиду его деятельность в качестве сопродюсера и звукоинженера, работавшего с Майклом Джексоном, над такими классическими альбомами, как «Thriller», «Bad» и «Dangerous». Поговорим так же о его сегодняшнем сотрудничестве с Дженнифер Лопес и еще многом другом, не менее важном и замечательном.

Брюс Сведен родился в 1934 году и впервые обнаружил любовь к звукозаписи в 10 лет, благодаря подарку своего отца. В конечном итоге, он сделал карьеру в музыке. Вначале Брюс добился славы и успеха в 50-ых и 60-ых годах, записывая Дюка Эллингтона, Фрэнка Уалли и «Фор Сизенс».
Позднее, он встретился с Майклом Джексоном в Лос-Анжелесе, во время работы над фильмом «Волшебник из страны Оз». Он предложил ему свою помощь, как инженера и саунд-продюсера, и в результате его усилий увидели свет самые известные хиты Джексона. Сведен так же работал с Миком Джаггером, Дайаной Росс, Би. Би. Кингом, Полом Маккартни, Каунтом Бэйси и многими другими звездами…

Вопрос: Оглянемся назад, на 25 лет. Скажем, что Вы делали в 1981 году?

Брюс: Я работал над альбомом «Триллер». Когда вы начинаете заниматься каким либо проектом, то вы не имеете представления о том, насколько это будет важным, или какое значение он будет иметь для отрасли в целом. Когда мы решили приступить к работе над материалом, то это был уже второй альбом Майкла, после «Off The Wall».
 
Если вы помните, в это время в музыкальной индустрии был сложный период. Внимание молодежи было в стороне от поп-музыки и постепенно смещалось в сторону видео-игр, и прочих вещей.
 
Я никогда не забуду первого дня работы, когда мы начали записывать «Триллер». Мы вошли в помещение студии «Studio A» в Вестлэйке, на бульваре Беверли. Куинси (Джонс), затем Майкл, потом я и Род Темпертон. Куинси обратился к нам и сказал: «Мы здесь для того, чтобы спасти музыкальный бизнес». Но успех в музыке не приходит так просто. Нельзя бросить на стол миллион долларов и сказать: «Окей. Этот новый музыкальный альбом должен оказаться на миллион долларов лучше, чем последний». Искусство и деньги говорят на разных языках. Но Куинси дал нам мандат, шанс спасти музыкальный бизнес и мы приложили все усилия.

Вопрос: Какие изменения произошли в Вашей работе, в применяемых технологиях, с тех дней?

Брюс: Вообще, мне очень нравится то, что происходит с технологиями. Автоматизированные и цифровые процессы, которые тогда только появлялись, были еще недостаточно развиты, либо слишком опережали свое время. В целом, это было не то, что мы хотели бы использовать для создания музыкального материала. Теперь же я применяю их ежедневно. И помните, с аналогом, как не просто было работать с ленточным магнитофоном, какие немыслимые манипуляции приходилось проделывать с сигналом, чтобы, наконец, услышать в динамиках звуки «Триллера», например.

Вопрос: Когда Вас впервые коснулась цифровая революция?

Брюс: Начало было положено, когда Куинси и я, делали альбом Джорджа Бенсона «Give Me The Night». Мы были в студии «Kendun», в Бербэнке, и я микшировал проект целиком в «Soundstream» (система цифровой записи – пер.). Это был 1980 год, и все это было абсолютно ново для того времени. Это – фантастический альбом, и мой первый реальный прорыв в мир цифровой звукозаписи.
 
Я попросил разработчиков «Soundstream», чтобы оборудование для записи доставили в Бербанк, но чтобы отредактировать и собрать уже записанный материал, я должен был ехать в Солт-Лейк-Сити, потому, что необходимое для этого процесса оборудование было просто огромным. Та часть «Soundstream» была просто не транспортабельна. Потом я возвращал материал обратно в Голливуд, где Кент Дункан продолжал работать над ним. Было настоящим откровением то, что цифровой звук настолько отличается от аналога. Но если вернуться к альбому и прослушать его, то окажется, что он звучит довольно хорошо. Он получил несколько «Грэмми» и у него были рекордные продажи.

Вопрос: Как с тех пор Вы продвигаетесь в этом направлении?

Брюс: Замечательно. Я полностью освоил цифровой процесс, в том числе применяю и многоканальное цифровое микширование, особенно сейчас, с более глубоким битрейтом и более высокой частотой семплирования. Не так давно, я сделал проект для одного бразильского исполнителя, в Рио Де Жанейро, и осуществил все микширование в 24-бит и 96К, и я очень доволен результатами.

Вопрос: А аналоговую ленту Вы еще используете?

Брюс: У меня, в домашней студии, есть ленточный магнитофон «Ampex» ATR, но за последний год я его, ни разу не включал. Я даже не рискнул бы вынести его из помещения. Но если у меня есть проект, судьба которого меня действительно заботит, то я выполню его именно в 24-бит/96К, что доставит мне большое удовольствие. Но тут надо уточнить, что я использую конвертер Universal Audio 2192, который считаю высшим достижением в сфере аудио, среди цифровых двухканальных рабочих станций.

Вопрос: А что насчет микшерных пультов за последние 25 лет?

Брюс: Пульт, который находится в моей домашней студии, является той же самой моделью «Harrison», который использовался для записи «Триллера» - серия 32С. Это конечно не тот пульт, который я бы использовал постоянно, в каждом случае, но, что касается акустики и многого другого, он меня вполне удовлетворяет. Но тут, в «Midnight Blue», в Майами, для альбома Дженнифер Лопес я использую 80-ти канальный SSL J – серии. И это - лучший супер-аналоговый пульт на сегодня. Он имеет наилучшее сочетание звучания и инструментария на борту.

Вопрос: Каковы Ваши любимые микрофоны и предусилители?

Брюс: Интересный вопрос. Потому, что я в последнее время работаю с Дженнифер Лопес, и я был в Лондоне на записи Лондонского симфонического оркестра, в рамках своего проекта. Это – невероятный оркестр. Приблизительно 50 музыкантов. Мы осуществили запись в «Angel Studios», в Лондоне, в переделанной церкви. Я позвонил своим приятелям в «Neumann» и сказал им, что хотел бы использовать три TLM-150S, применив систему «Decca Tree» (оригинальный метод Т-расположения трех микрофонов, предназначенный для записи оркестров – пер.), и они немедленно позаботились об этом.
 
Я разговаривал с Вольфгангом в «Neumann» и он спросил меня, помню ли я, что нынче как раз 50-ая годовщина? В 1956 году я купил два «Neumann» U-47 и это было началом наших отношений. Один из тех двух микрофонов был украден, во время работы над «Триллером», но у меня все еще хранится другой, и я до сих пор абсолютно его обожаю.

Вопрос: Используете ли Вы какие-то другие микрофоны из прошлого?

Брюс: У меня есть пара AKG C-12S, которые мне тоже нравятся, но нет ничего, что было бы похоже на U-47. Интересный факт – есть молодой человек в Финляндии, Мартин Кантола. Я проводил мастер-класс в Академии Сибелиуса, в Хельсинки, около 10 лет назад. И я познакомился там с этим молодым человеком, который действительно знает о микрофонах больше, чем вообще кто-либо другой, из тех, кого я встречал. Он сам делает микрофоны и у меня есть один из них. Я использовал его во время записи Дженнифер. Он сделан по схеме классического U-47, но он звучит как-то особенно хорошо. Дженнифер его очень любит. Мартин назвал его NU-47, но я не думаю, что он продает их. Один такой микрофон есть у Бьорк, один у меня, и еще один у самого Мартина. Это самый невероятный микрофон из всех, какие я только знаю.

Вопрос: Вы используете программные плагин (plug-in – пер.) эффекты?

Брюс: Что касается меня, то «plug-in», это – ругательное слово. Я до сих пор не слышал ни одного плагина, который бы звучал лучше оригинального прибора. Я считаю, если бы у разработчиков плагинов были бы уши, такие же хорошие, как и их глаза, индустрия ушла бы далеко вперед, относительно сегодняшней ситуации.

Вопрос: Хорошо, а как на счет контроля?

Брюс: У меня есть мои личные мониторы «Westlakes» и я вожу их всегда с собой. Куинси как-то сказал, что мое перемещение из студии в студию, походит на перемещение Пятой Армии. Требуется 25 переносных контейнеров, чтобы перевезти мои мониторы, микрофоны, кабели и прочий материал. Даже с учетом развития индустрии, в каких условиях она находится сегодня, я до сих пор получаю предложения прибыть непременно со всеми моими вещами, и стоит это целое состояние, чтобы все это доставить на место.
 
В таких случаях я использую мои мониторы «Westlakes» и мой усилитель «Electocompaniet». Он сделан в Норвегии. А «Westlakes» спроектировал Гленн Феникс, и они содержат пассивные би-усилители. В мониторах нет никаких электронных схем. Усилитель монитора напрямую подключен к динамикам. И я использую кабель «Monster Cable», который я очень люблю.

Вопрос: Вы и ревербераторы возите с собой?

Брюс: Да. Есть несколько приборов, которые выдержали испытание временем, которые я имею в своем личном арсенале и всегда вожу с собой. Один из них, это – EMT-250, переделанный 252-ой, который является фантастическим модулем. Как правило, старый EMT состоит из отдельных модулей, но не обязательно А-класса. С 252-ым я использую программное обеспечение 250-ого и поэтому как бы имею в наличии два 250s, но звук, правда, немного отличается. Также я имею «Lexicon» 480 c моими личными пресетами. И у меня есть так же «Lexicon» 224. Одним из моих любимых ревербераторов является AMS RMX.

Вопрос: Вы можете назвать несколько моментов за прошедшие 25 лет, которые были особенно незабываемы?

Брюс: Вы знаете, моя жена Беа проводит много времени со мной в студии и она так же путешествует со мной много. После работы с Майклом за эти годы, одно из многих сильных впечатлений, это то, как Майкл работает в студии, а затем ты видишь его во время концерта. Беа и я полетели с ним в Японию, путешествовали по ней с ним, мы не знали, каков Майкл, когда он на сцене. Мы никогда раньше не видели этого. Это – так необычно. Как выступающий артист он несравним. Когда он выступает на сцене, он становится другим человеком.

Вопрос: Какие контрольные записи Вы используете для измерения условий, когда Вы прибываете в новое место?

Брюс: У меня есть мои собственные контрольные образцы. Я обычно возвращаюсь к своим старым записям, которые я сделал в 1959 и 1960 годах с Каунтом Бэйси. И с таким же энтузиазмом я использую проект, который я сделал с бразильской леди, Элиан Элиас, на RCA. Я так же всегда беру эту запись с собой.

Вопрос: С кем бы Вы хотели поработать в будущем?

Брюс: Мне кажется, что я уже работал, наверное, со всеми, с кем хотел. Но есть музыкант и исполнитель, который мне очень нравится: Ленни Кравитц. Я встретил его и мы обсудили эту возможность, попытались согласовать наши графики, но эта задумка пока не осуществилась.

Вопрос: Что Вы думаете о скачивании музыки из Интернет?

Брюс: Ну, я люблю «iTunes» и пока он сделан должным образом, и пока за музыку платят, я думаю, что все совершенно в порядке.

Вопрос: А что насчет многоканального окружающего звучания (Surround Sound / Сарраунд – пер.)?

Брюс: Ну, я ненавижу сарраунд. На самом деле, я должен сказать, что я ненавижу то, что было сделано в сарраунд. Потому, что я думаю, что это очень плохое измышление, возникшее в нашей отрасли. Я не горжусь выбором такого направления, что касается сарраунда, в сторону которого развернулась наша индустрия. Это лишь верный способ многократно удорожить проект, который и так уже находится в работе, находится в режиме действующего бюджета. И, тем более, что большинство проектов совершенно не нуждается ни в каком окружающем звуке. А вот когда сарраунд, это - просто фишка, на уровне диковинки, на уровне развлечения, то я думаю, мы могли бы иметь какие-то основания для подобной работы. Но сейчас, я думаю, сарраунд - просто ненужная работа и лишняя суета.

Вопрос: Когда Вы мысленно оглядываетесь назад, что возникает в Вашей памяти?

Брюс: Куинси и я, мы часто обсуждаем это. Там, откуда происходит моя семья, в Скандинавии, конечной целью является выход на пенсию. Они все говорят: «Дядя Брюс, когда Вы собираетесь выйти на пенсию?» У Куинси и у меня есть ответ на этот случай. Всю нашу жизнь мы прожили, как будто на пенсии: путешествовали и занимались весь день тем, чем хотели. Это все, что я, когда-либо делал. Почему я должен что-то менять? У меня есть проекты, которые я хочу сделать, в моем собственном темпе, в таком, как я хочу. Я не вижу причин делать что-либо иное.

Вопрос: У Вас есть любимый девиз?

Брюс: Я занимаюсь преподаванием, провожу мастер-классы в UCLA, и в других колледжах. И у меня есть девиз, который я повторяю, он короткий и приятный: «Музыка первична!» Вот и все, что вам нужно знать.

Вопрос: Что Вы посоветуете всем продюсерам и звукоинженерам?

Брюс: Прежде всего, будьте серьезны. И Вы должны любить то, что Вы делаете во имя музыки. Если Вашей целью является финансовый успех, то Вы заранее обречены на ужасный провал. Если же Ваша цель состоит в том, чтобы создать самую лучшую музыку, какую только можно создать, в меру Ваших возможностей, то Вы героически преуспеете. И это – способ, который действительно работает.
 
333P. S.: Брюс Сведен (Bruce Swedien). Обладатель пяти «Грэмми», номинировался в целом 13 раз.
Работал над следующими проектами:
Jazz: Count Basie, Duke Ellington, Dizzy Gillespie, Lionel Hampton, Quincy Jones, Oscar Peterson, Herbie Hancock, Jeff Oster; Pop: Michael Jackson, Patti Austin, Natalie Cole, Roberta Flack, Mick Jagger, Jennifer Lopez, Paul McCartney, Diana Ross, Rufus and Chaka Khan, Barbra Streisand, Donna Summer, Sarah Vaughan, the zouk band Kassav'; Scores: Night Shift, The Color Purple, Running Scared.

6 ноября 2006 года.

По материалам журнала «Mix Buss» (С)
Перевод: Big Black Rat

понедельник, 18 января 2010 г.

Звукорежиссер блог и Звукорежиссер форум.

Форум "Звукорежиссер" Доброго здоровья! Назрела ситуация перенести обсуждение статей с блога “Звукорежиссер” на форум “Звукорежиссер”. Потому как возникает явное неудобство и из-за количества комментариев, когда невозможно цитировать читателя (как и идентифицировать), чтобы адресовать ответ именно ему, неудобно продолжать вести с ним развернутый диалог. Также нельзя размещать картинки или активные ссылки на предмет обсуждения в комментариях, да и просто приходится долго крутить колесико мышки каждый раз, когда заходишь проверить комментарии к статьям. В общем, плюсов у движка блога много, но, минусов тоже хватает…

Возникла простая идея: статьи размещать на блоге, а их обсуждение вести на форуме. Блог “Звукорежиссер” по-прежнему – источник полезной информации по звукорежиссуре, по саунд продюсированию. Но, я был бы не против, если бы именно на форуме “Звукорежиссер” образовался коллектив заинтересованных читателей, которым есть, что сказать самим. Так как, опыт у всех весьма разный, особенно, что касается того, как создать домашнюю студию и как сделать хорошую запись дома. Я уверен, что со временем подтянуться опытные люди, способные делиться своим опытом для общей пользы. Ну, естественно, я также буду продолжать писать статьи о звукорежиссуре, о студийном оборудовании, о музыкальных инструментах, об аранжировке, о саунд продюсировании и так далее. Но, форум более располагает к общению, к подробному обсуждению и к развернутой дискуссии, в которой могут поучаствовать  многие.

В конце старых и новых статей, я буду давать ссылку на раздел и тему форума, где как раз можно будет продолжить общение. Дело новое, дело хорошее, для этого потребуется время. Если у вас возникнут предложения по устройству форума, по его функциям, то я также готов выслушать все эти конструктивные соображения. Короче говоря, главное начать. К тому же, я создал на новом форуме большее число различных разделов, чем можно было предусмотреть на этом блоге, все это позволит более комплексно подойти к изучению и обсуждению отрасли в целом.

Творческих успехов!

Форум “Звукорежиссер” начал свою работу. Добро пожаловать!

среда, 11 ноября 2009 г.

Микрофон Neumann и карандаш.

Микрофон Neumann (логотип компании) Приветствую! Думаю, что трудно себе представить человека, близкого к миру звука, который бы не знал, что микрофоны Neumann (эх, сделано в Германии) являются олицетворением всего замечательного, что касается микрофонов вообще. Нет смысла расхваливать эти микрофоны, расписывать их достоинства: органичность и музыкальность, качество и надежность, универсальность и... ну вот — понесло. Сегодня я расскажу о субъективных ощущениях, возникших при работе с микрофонами Neumann TLM 103 и Neumann M 147 Tube.

Должен сразу обратить внимание на некоторые моменты. Фактически, и это не только мое мнение, микрофон TLM 103 является в значительной мере копией легендарных Neumann U 67 и Neumann U 87, в их кардиоидной вариации (она у TLM 103 фиксированная). Кратко опишу, что представляет из себя данный микрофон.

Neumann TLM 103 – студийный конденсаторный микрофон.

Микрофон Neumann TLM 103 Он обладает большой диафрагмой, которая позволяет микрофону TLM 103 работать с высоким уровнем звукового давления. Буквы "TLM" в его названии указывают на использование в данной конструкции бестрансформаторной схемотехники (Transformless Microphone – англ.), что само по себе гарантирует минимальный уровень шума, отличные переходные характеристики и довольно высокий уровень сигнала на выходе.

Впервые появившись на рынке, микрофон Neumann TLM 103 стал настоящим бестселлером, благодаря использованию усовершенствованного капсюля K 103, который является по-сути прямым наследником знаменитого капсюля K 87, применяемого в легендарных микрофонах компании Neumann - U 67 и U 87. Частотная характеристика капсюля K 103 отлично сбалансирована в плане акустики и существенно снижен захват сигналов с обратной стороны микрофона.

Neumann TLM 103 – настоящая рабочая лошадка, причем породистая. Этот микрофон довольно универсален в использовании и используется во многих студиях звукозаписи. К тому же, это — реальный вариант фактически получить знаменитый Neumann U 87 Ai за половину его стоимости (Ai – текущая версия модели U 87).

У меня было два микрофона Neumann TLM 103, за период работы в различных студиях. В целом они произвели благоприятное впечатление. Я применял их не только для записи голоса, но также гитары и перкуссии. Интересно, что с этим микрофоном любая перкуссия, включая экзотическую, звучит неожиданно серьезно и комфортно. Данные микрофоны применялись мной, в последующем, для записи дикторского голоса.

* Странные вещи происходят порой с ценами. Сегодня в Европе такой микрофон можно приобрести за 1000 - 1200 долларов, тогда, как в России дилер назовет вам цену около 2000 долларов. С чем это связано — не ясно. Однако, в 1999 году, первый микрофон обошелся мне всего в 840 долларов, и в 2005 году - почти в 1000 долларов. Такое ощущение, что мы медленно, но верно погружаемся в мрачные дефицитные 80-ые годы. Как говорится: «Вперед, в прошлое!»

Далее, микрофон Neumann M 147 Tube — студийный конденсаторный ламповый микрофон.

Микрофон Neumann M 147 Tube Он также имеет фиксированную кардиоидную характеристику. В его конструкции используются бестрансформаторные усилители. Также в нем реализован метод формирования АЧХ именно акустическим способом, а не применением дополнительной электрической коррекции.

Микрофон Neumann M 147 Tube был создан для профессиональной звукозаписи, где к качеству предъявляются высочайшие требования. В M 147 установлен капсюль K 47 с двойной диафрагмой. Этот же капсюль применялся в легендарных микрофонах Neumann - U 47, U 47 FET и M 49. Микрофон Neumann M 147 способен работать даже с очень длинными кабелями без каких-либо потерь в качестве сигнала. Его используют во многих студиях как для записи вокала, так и для записи инструментов.

Дописка «Tube» в названии модели, говорит о применении лампы в конструкции микрофона. Блок питания (N 149 A) вынесен наружу и выглядит, как небольшая коробка с выключателем и двумя разъемами XLR. Как любой ламповый микрофон, Neumann M 147 нуждается в начальном разогреве — около 2-3 минут.

Я использовал данный микрофон для записи голоса в нескольких альбомах и был очень доволен результатами. Характерно, что параметрический эквалайзер линейки микшерного пульта AMEK я практически не трогал — все значения находились на нуле. При этом микрофон отлично передавал как реализм голоса, включая полезные нюансы и оттенки, так и придавал некий драйв, что объясняется вмешательством лампы. Этакий приятный шелест в спектре высоких частот.

Проводя сравнительные тесты моделей TLM 103 и M 147, я пришел к выводу, что звучание последнего микрофона более приемлемо для записи вокала. Neumann M 147 Tube обладает большей музыкальностью и звук получается более комфортным, теплым, с «песочным» прочтением высоких частот. Тогда как звучание TLM 103 мне показалось более холодным и в области высоких частот я заметил чуть слышный «звон», который окончательно утвердил меня в выборе микрофона M 147.

Нужно понимать, что тесты проводились в плане нюансов, возможно, что кто-то даже не почувствует проигрышных моментов, услышав то, как звучит тот или иной микрофон. Поэтому, не стоит особо метаться в выборе микрофона из этих двух моделей. Это доказано еще раз тем, что в будущем мне довелось довольно часто использовать TLM 103 именно для записи вокала. Не имея под рукой сравнительного противовеса, я был вполне удовлетворен качеством записи.

* Тем более, все намного упрощается, когда ваш выбор ограничен бюджетом. Ведь, допустим, тот же Neumann M 147 Tube дилер предложит вам «всего-то» за какие-то 4800 долларов. Хотя, в свое время я его купил за 2600 долларов. Непонятно — индустрия звукозаписи и шоу-бизнес, скажем так, не на взлете, а цены на оборудование растут, как грибы после дождя. Видимо у менеджеров свое восприятие окружающей реальности. Ну, ладно... Продолжу.

Хочется напомнить, что практически все микрофоны такого класса нуждаются в поп-фильтре — этакая двойная шторка из мелкой синтетической сетки, натянутая на округлый каркас. Данный фильтр устанавливается непосредственно между вокалистом и мембраной микрофона на расстоянии нескольких сантиметров (или более). Он очищает полезный сигнал, а именно - голос, от вредных звуковых артефактов, связанных с кратковременными низкочастотными колебаниями, которые возникают при небрежном произношении стреляющих звуков «П» и «Б», а также некоторых других согласных. Данный фильтр вполне по силам сделать самостоятельно: из проволоки и… женских нейлоновых чулок (не хочу даже знать, где вы их возьмете). ;)

Еще хочется напомнить о такой вещи, как эластичный подвес — так называемый «паук». Он позволяет микрофону находится в подвешенном состоянии и защищает его от проникновения ненужных сигналов через микрофонную стойку и крепление. К тому же, в некоторых случаях, он является и изолятором, защищающим корпус микрофона от статического электричества. Такой подвес приобретается дополнительно, но бывает, что он входит и в базовую комплектацию.

И напоследок. В названии поста вы наверняка заметили слово «карандаш». При чем же он здесь? Дело вот в чем. Обычный карандаш, прикрепленный вертикально к сетке микрофона, по центру мембраны, являет собой простейший акустический деессер (deesser). Он позволяет снизить чрезмерное присутствие раздражающей свистящей буквы «С» и верхней составляющей буквы «Ш» в голосе. Это немного странно, но, все же работоспособно.

Однажды у меня попросили деессер SPL для осуществления записи в другой студии. Я его одолжил. Но, по закону подлости, в этот же день ко мне в студию нежданно пришли люди, и также с целью записать голос. Вариант с пост-обработкой программным деессером не подошел. Нужно было максимально избавиться от режущего звука «С» еще на входе — вот такая оказалась специфика голоса. И тут я вспомнил, что в бедные 80-ые годы часто применялся этакий дедовский способ — акустический деессер в виде вертикального карандаша! Не долго думая, я примотал синей изолентой к микрофону Neumann обычный деревянный карандаш и мы стали записывать тестовые дорожки.

Важный и солидный Neumann очень прикольно смотрелся с карандашом на своем фасаде, украшенном гламурной изолентой. Результат оказался вполне пригоден для работы, что вызвало всеобщее удивление. Легкая пост-обработка программным деессером аккуратно завершила процесс записи вокала. Думаю, что вы и так все поняли без объяснений, чем вызван данный эффект. Достаточно вспомнить школьный курс физики. Не вспомнили? ;) Тогда находим учебники и погружаемся в изучение раздела волн. В любом случае, это очень полезно для понимания многих акустических процессов.

На этом я закончу. Как нибудь я еще обязательно вернусь к рассказу о замечательных микрофонах Neumann, в будущем.

Успехов вам в творчестве!

Обсудить статью на форуме.